По многочисленным просьбам представителей трудового коллектива воронежского Театра оперы и балета в скандал вокруг его возможного сноса, который был рекомендован общественным советом при департаменте культуры области, решил вмешаться многолетний директор театра, Заслуженный артист РФ Игорь Непомнящий. Кейс об обращении сотрудников Оперы именно к Непомнящему, а не к их непосредственному шефу Александру Арнаутову — тревожный звоночек не только для самого Арнаутова, присутствовавшего на историческом заседании, но и для министра культуры Эмилии Сухачевой. Им в театре явно не доверяют.

За последние дни на Игоря Непомнящего, отдавшего воронежской Опере 39 лет жизни, из них 25,5 лет — в должности директора, обрушилась лавина звонков. Само собой, его тревожили журналисты, пытавшиеся получить комментарий относительно судьбы театра. Но не только. Многие представители трудового коллектива оперного театра умоляли Непомнящего вмешаться в ситуацию и даже провести пресс-конференцию. В результате Игорь Михайлович, как он сообщил «Четырем перьям», решил написать открытое письмо губернатору Александру Гусеву, где сформулировать свою позицию по вопросу, волнующему как общественность, так и трудовой коллектив Оперы. «Я пристально слежу за тем, что происходит вокруг театра, внимательно читаю публикации в СМИ, слежу за изменениями позиции руководства департамента культуры, — рассказал Игорь Непомнящий. — Готовлю открытое обращение Александру Викторовичу Гусеву по ситуации, которая, естественно, не может меня не беспокоить». Но от других комментариев Заслуженный артист РФ отказался: «Ждите обращения!»

Вкратце напомним содержание предыдущих серий скандала. На заседании общественного совета при департаменте культуры области, которое уже заняло прочное место в истории подстав губернатора Александра Гусева его подчиненными, согласно пресс-релизу, который 6 февраля выдал департамент культуры, его участники, включая Эмилию Сухачеву и Александра Арнаутова, «сошлись во мнении, что в Воронеже целесообразно построить новое здание Театра оперы и балета, оно должно появиться на месте существующего, сохранив классический облик. Одобренный вариант предложено учесть при разработке проектно-сметной документации».

На пресс-релиз СМИ обратили внимание благодаря краеведу, кандидату исторических наук Павлу Попову, который забил тревогу по поводу сноса исторического здания театра в своем Живом Журнале и назвал его громадным позором для Воронежа. Принципиальный момент — отсутствие здания в реестре памятников истории и культуры. Его поддержали Ольга Рудева и Александр Никитин, активисты реготделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, одной из старейших русских националистических организаций, а также известный русский националист и публицист Егор Холмогоров, автор термина «Русская весна».

«В Воронеже хотят снести сталински-классицистическое здание оперного театра, — написал Холмогоров на своей странице в Facebooк. — Здание красивое. А главное — не существует даже 0,0001% шанса, что на его месте построят что-либо более красивое. Воронеж вообще отличается дикими традициями застройки, местами на город страшно смотреть. На оперный театр смотреть не страшно. Зато на уродливую конструктивистскую ахинею, которую сто пудов впихнут на его место, наверняка без слез не взглянешь».

Региональная общественная организация «Город и транспорт» создала на ресурсе Change.org петициюв защиту оперного театра, адресованную губернатору Александру Гусеву и мэру Воронежа Вадиму Кстенину. Общественники выступают за сохранение в городе исторического наследия и, соответственно, за реконструкцию Оперы. Обеспокоенность возможным сносом исторического здания Театра оперы и балета выразило реготделение партии «Родина», которое возглавляет президент общества русско-сербско-черногорской дружбы «Славянский мост» Любомир Радинович.

Реагируя на общественные волнения, Эмилия Сухачева отдала распоряжение отредактировать пресс-релиз на сайте департамента культуры. Оттуда, в частности, выпала строчка: «Выступившие на заседании общественного совета представители театрального сообщества и деятели культуры региона отметили, что приоритетным вариантом стало бы строительство нового здания Театра оперы и балета на месте существующего». А солировали на заседании бывший преподаватель научного коммунизма, известный конферансье Бронислав Табачников и худрук воронежского Камерного театра и Международного Платоновского фестиваля Михаил Бычков.

Во втором акте Марлезонского балета Эмилия Сухачева отдала распоряжение снести пресс-релиз с сайта нахрен, получила нагоняй от губернатора Александра Гусева и начала переобуваться на ходу, всячески открещиваясь от темы возможного сноса театра. «Присутствовавшие [на заседании общественного совета во главе с Брониславом Табачниковым] коллеги, — сообщила министр в интервью государственному ресурсу РИА «Воронеж», — в свободном общении высказывали свое мнение о необходимости проведения ремонтных работ, о важности сохранения классического облика [здания], о сложностях деятельности труппы и необходимости конструктивного общения с артистами театра в период проведения ремонта. У всех выступавших было одно консолидированное мнение: театр должен быть на прежнем месте и сохранить свой классический архитектурный облик (неоклассицизм. — ред.)».

Кейс об обращении сотрудников Оперы именно к Игорю Непомнящему, а не к их непосредственному руководителю Александру Арнаутову является тревожным звоночком не только для Арнаутова, присутствовавшего на историческом заседании общественного совета, но и для министра культуры Эмилии Сухачевой. Им в оперном театре, очевидно, не доверяют.

Эх, Броня, Броня! Почём культуру продал?!

Заметим, что Заслуженный артист РФ Игорь Непомнящий — единственный человек, который уже готовил полный пакет документов, необходимых для реконструкции здания культурного учреждения. Так что его позиция, которую он готовится изложить в открытом письме губернатору, — позиция компетентного специалиста, отдавшего театру, повторимся, 39 лет жизни.

«Когда я стал директором, мы разговаривали на тему капитального ремонта с Юрием Соловьевым, руководителем областного отдела культуры, — рассказывал Непомнящий в интервью 2015 года. — Был период, когда мы очень хорошо жили, получали премии, тринадцатую зарплату… Потом все резко оборвалось. И к разговору о ремонте вернулись уже в 2004 году при губернаторе Владимире Кулакове. Сразу же были выделены деньги, чуть меньше 12 млн рублей, на проектно-сметную документацию. Она была готова в 2006 году. Ремонт мы планировали провести в 2008-м, и он бы обошелся бюджету в 600 миллионов. На время ремонта мы обговаривали, что часть труппы будет выезжать на гастроли в Америку. У меня был большой договор на пять лет. Но встал вопрос о собственности. Владимир Григорьевич поставил условие, что ремонт начнется тогда, когда театр из федеральной собственности перейдет в областную. Вопрос решился буквально перед уходом Владимира Кулакова. Но потом ремонт повис в воздухе…

С губернатором Алексеем Гордеевым я тет-а-тет не встречался и на тему ремонта никогда не общался. Шли перманентные разговоры о возможном ремонте, пока мне Иван Образцов (бывший министр культуры. — ред.) не сказал: готовься! Мы стали подыскивать место, куда перевозить декорации, где можно было бы обеспечить репетиционный процесс… У меня была договоренность с ДК имени 50-летия Октября. Там при небольших затратах сцену можно было приспособить для выступления балетной труппы. Мы посмотрели ДК машиностроителей, потому что там есть оркестровая яма. Хоть и небольшая, но есть, и там могла разместиться опера. Но потом мы остановились на зале по адресу Театральная, 17, где размещался драмтеатр до переезда в историческое здание. Решили, что он самый лучший вариант. Потому что разделение театра — нехорошо. А в Концертном зале, где есть подвальное помещение, мы могли разместиться целиком вместе с декорациями. У меня запросили старую проектно-сметную документацию. А параллельно стал рассматриваться вариант строительства нового театра. Мы вместе с Олегом Суминым (экс-шеф департамента строительства области. — ред.) в 2012 году несколько раз были в проектном институте в Москве. Нам даже сделали предварительный эскиз. Мы ездили даже за рубеж, смотрели, как был реконструирован театр в Милане, смотрели новый театр в Копенгагене… Но в конце 2012 года вся активность свернулась…

Люди гордятся оперным театром и оказывают ему всяческую поддержку. И так происходит везде. Посмотрите, какой великолепный театр построили в Астрахани. В саратовском прошел потрясающий капитальный ремонт. Красноярский — капитально отремонтировали. А ведь он построен в 1978 году, тогда как наш — в 1961-м! И до сих пор капремонта не было. По вопросу реконструкции лично мной написано во все инстанции 60 писем! Но — увы!»

http://4pera.ru

 P/S. 

 Напомню о своей публикации за 2015 год, когда у ТОБа решили «отжать» подсобное помещение у Центрального рынка. Летом, когда весь коллектив театра ушёл  в отпуск из приёмной Сухачевой в кабинет Николая Васильевича Попова (тогдашнего директора) поступил звонок, чтобы он «убирался» на автомобильную базу из театральной подсобки в Юго-Западный район. На следующий день туда подъехали грузовые Камазы и все декорации полетели в кузова. Спешили так, что пострадала местная крыса, которую задавили в мусорном баке (где-то есть у меня фотография). Инициатива исходила из ведомства господина Увайдова, который хотел кусочек земли в центре, видимо, кому-то «загнать». Я об этом рейдерском захвате собственной земли театра тут же написал. На следующий день Попову Н.В. перезвонили от Сухачевой, сказали, что их неправильно поняли. Затем на тех же Камазах всё вернули назад. Какой-то мелкий «журналюга» сорвал им (засветил) выгодную сделку. Подлость этого поступка ещё и в том, что подсобное помещение было запланировано в большой реконструкции ТОБа.

Сергей Соболев

Шарж: Николая Провоторова

Смотреть видео по теме:

https://tvkultura.ru/article/show/article_id/332925?u.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.