И вот в Википедии появилась о Нём новая статья, написанная журналистом с непреходящей розовой улыбкой, благодаря которой он при всех властях в фаворе. Этот журналист никогда не видел Его и не слышал о Нём, просто получил очередное задание. Написал, как и положено: так и так, мол, родной брат Раисы Максимовны Горбачёвой, писатель талантливый, но почти с детства алкоголик, родился в 1935 году в Алтайском селе и умер в 2018 в сумасшедшем доме под Воронежем.
Людей, знавших Евгения Максимовича Титаренко лично, практически не осталось. Но дело-то в том, что эти свидетели и не нужны ни при какой власти, ибо она, эта власть, всегда одинакова: найдёт для нужного свидетельства нужных людей. Например, уже незадолго до смерти Евгения центральный телеканал показывал на всю страну «друга» Евгения, писателя, недавно переехавшего в Воронеж, который на полном серьёзе, рассказывал о трудной борьбе Титаренко с пагубными привычками. А этот «друг» месяц назад спрашивал у меня, правда ли, что у покойной «первой леди» есть родной брат, который до сих пор находится в психбольнице.
Я познакомился с Евгением Максимовичем сразу после новогодних праздников в 1981году, когда начал служить замом, а вскоре и директором Межобластного Бюро пропаганды художественной литературы при Воронежской писательской организации. Дружбы особой у нас не было: он гораздо старше, образованнее, опытней по жизни, хотя определённая симпатия возникла. Не многословный, всегда серьёзный, довольно известный уже в стране писатель – практически каждый год у Титаренко выходили книги и в Воронеже, и в Москве вплоть до 1985 года. Соблазнить его на встречу с читателями было крайне сложно: навстречался. После семилетки уехал из своего алтайского села в Ленинград, где закончил подготовительное мореходное училище, после четырёх курсов высшего военно-морского служил матросом в Заполярье, работал шахтёром на Донбассе, поступил в Литинститут, закончив который распределился в Воронеж, возглавил отдел художественной литературы Центрально-Чернозёмного книгоиздательства…
Я не знаю состоявшегося писателя трезвенника. Выпивали и друзья-товарищи Евгения: прозаик Михаил Сорокин из Борисоглебска, поэты Олег Шевченко, Станислав Никулин, Виктор Панкратов… С этой компанией Евгений не раз ездил в Ставрополье к родственничкам, которые пасли там в те времена скот и своё непомерное честолюбие. Рассказывали, что Раиса злилась, а Михаил молчал и слушал их разговоры как примерный студент, а на дорогу всегда тайком от жены совал бутылку-другую…
В писательской организации выпивали всегда и все. Кроме, может быть, Титаренко. Другое дело, что спившихся не наблюдалось, а прекрасные книги создавались. И я грешный не проходил мимо весёлого стола, но Бюро признавалось одним из лучших в России. Титаренко в застольях не участвовал, более того, при появлении Евгения заканчивалась любая буза, стеснялись, что ли его воспитанности. Он практически всех называл только на Вы и ни разу не повысил голоса. Да об этом я писал в записках «Визит к Евтерпе»: его крепкое православие или кержацкое староверчество не предполагали малейшей распущенности.
В 1985 году в стране началась перестройка, вышла в свет последняя книга и закончилась творческая и человеческая жизнь Евгения Максимовича Титаренко. Как только родственнички пришли к власти, Евгения определили в квартиру нового не заселённого дома, бросив туда по воздуху телефонный кабель, а в подъезд – человека в погонах. Это Титаренко мне успел рассказать сам. А очень скоро я увидел Евгения накаченного, как воздушный шарик, задыхающегося, с безумными глазами – он с трудом поднимался в организацию на второй этаж. Мой кроткий разговор с Женей на лестничной площадке, где курили все писатели:
— Женя, что с тобой?
— А Вы кто?
Следом за ним вбежали «вежливые люди», и Титаренко пропал. Если есть капля логики у тех, у кого нет ни капли совести, объясните, как можно лечить от алкоголизма 33 года, да чтобы в результате очень плодовитый писатель сразу навсегда бросил… писать? Остались не законченными повести и романы, не напечатанными романы, которые ещё до «лечения» были запрещены цензурой к публикации… Это нечеловечески грустная история, извратить которую и сегодня есть много желающих.
Для меня она сплошная мистика. Взять последний пример: ровно два года назад, в апреле на страстной неделе, меня ночью будто столкнули с кровати. Я сел к рабочему столу и непроизвольно обозначил: «Поэма про вурдалаков». Поэма была готова к Пасхе. В мае я решился отправить её в «День литературы», где она и появилась на сайте. Отзывы знавших Женю желающие могут прочесть там и сегодня: не был Титаренко алкоголиком. Но самое главное, после этой публикации нового великомученика перевели в обычную больничку, где он и умер вскоре уже как нормальный человек. Это произошло также в апреле прошлого года.
И вот приближается год ухода Евгения Титаренко, Воронежского не святого великомученика. По мне – жизнь его заслуживает памятной доски если не в Союзе писателей, то хотя бы в Литинституте. Но, пишущие и читающие, уж хотя бы помяните раба Божьего Евгения кто как может.
А кому интересно – здесь можно прочитать поэму «Про вурдалаков».http://zhurnal-strazhnik.ru/?page_id=934#lis

Александр Лисняк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.