«Я наблюдатель, но моя картинка создаётся из меня»

Мне навстречу идёт женщина в белом платье свободного кроя. Сейчас я вижу её впервые в жизни, а узнать будет необходимо многое. Взаимно приближаясь, я чувствую – прямо здесь, в человеческом облике, целое невыдуманное пространство. О чём оно?

Ольга Агеева – фотограф, в чьих работах запечатлена сама жизнь. Близкая, юная и родная. Камера всегда под рукой, и момент будет пойман или предположен. Человек, помещённый Ольгой в определённую среду, его поведение и состояние в ней – один из лейтмотивов авторских отпечатков и цифровых снимков.

На монохромных и – иногда – цветных фотографиях она изображает почти иллюзорный мир детства своих дочерей, что-то таинственное и неземное в привычной на первый взгляд реальности. А прогулка по городу или какое-то будничное событие могут превратиться в абстрактную и многослойную картинку на телефоне. Ещё Ольга любит кино и ведёт курс о нём в фотошколе.

Ритм снимков создают люди-предметы на фотографии-натюрморте. Подобно рассыпанным на столе яблокам, герои снимков так же разбросанно существуют в своей реальности – играют, размышляют, веселятся и взрослеют. Ольге нравится создавать композиции из вещей, и людей она неосознанно снимает также.

Мама, ты опять с камерой!

Проведя практически все 16 лет жизни в Керчи, Ольга вернулась на родину в Воронеж. В Крыму останутся увлечение фотографией, снимки на папин фотоаппарат, проявочная комната, а здесь жизнь связалась с экономическим факультетом, цифрами и расчётами. Спустя много лет камера вновь попала в руки из-за большой трагедии – умер близкий друг, и его фотоаппарат отдали Ольге. Это произошло в 2011. Через два года женщина начала снимать всё, что находится «на расстоянии вытянутой руки». Реальность в объективе изменяется её собственным восприятием, и зрители часто спрашивают: «Почему дети не улыбаются?». А как может быть иначе на снимках человека, любимый писатель у которого – Достоевский? 

Фотография стала приятной отдушиной в жизни экономиста: публикации в журналах, участие в конкурсах и некоммерческое творчество, новые знакомства и люди – похожие и противоположные, но так сильно притягивающие к себе. Ольге нравится объединять основную работу (которую очень любит!) с хобби. 

Её дочери Таня и Аня – первые героини фотографий. Они уже привыкли к частому присутствию фотоаппарата в повседневности, хотя раньше это немного надоедало. Теперь, когда Ольга входит в комнату, только восклицают: «Мама, ты опять с камерой!». Когда-нибудь запечатлённый путь взросления соберётся в книгу, на последних страницах которой они уже выросли и разъезжаются, а детство призрачной нежностью останется на маминых снимках.

Торчащая голова

Мне кажется важным упомянуть кое-что: Ольга снимает на всё, что окажется под рукой, будь то обычный телефон, плёночный фотоаппарат Nikon или цифровой Canon. Почему я особенно отмечаю это? Разве художнику требуются определённый вид кистей или карандаш только любимой фирмы, чтобы создать настоящее искусство? Главный инструмент моей героини – она сама, со всеми мыслями и чувствами. Именно её восприятие влияет на снимки. Особенное и уникальное умение – нарисовать реальность собственной душой. А оборудование – это всего лишь вспомогательное средство.

Другое – технические эксперименты, рождающиеся во взаимодействии с идеей. Даже «шевелёнка» – следствие съёмки с рук в слабой освещённости – намеренной мыслью погружается в это фотографическое повествование. И разве не восхитительно видеть в кадре целое чувство? Смазанное, шумящее, неуловимое, но пойманное руками Ольги и лаконично вписанное в содержание.

Побег от «правильной» съёмки – следствие нелюбви к навязанным обществом идеалам красоты. Ольга всегда хочет что-то «испортить». Никакой вылизанной картинки, ведь это не про жизнь:

– Мне хочется, чтобы человек оставался в кадре со своими пылью, мусором, даже носком! Чтобы он [носок] продолжал лежать там, где он нужен, куда его положили. Я могу вписывать его в свою композицию, но редко когда что-то оттуда вынимаю. Всё в фотографии может играть.

Больше всего Ольге интересен человек. Даже во время съёмки каких-то моментов в городе или пейзажей она пытается «вживить» в них героя. Ещё ей нравится запечатлевать взаимодействие человека с его собственной средой – домом, где он всегда ведёт себя иначе, чем с друзьями или незнакомцами.

Я попросила Ольгу описать историю создания одного из снимков:

– Эту фотографию можно назвать одной из любимых и одной из первых, в которых я была уверена. Уверена, что она случилась и практически мною выстроена. Я увидела, что дети играют на пляже, закапывают друг друга и прохожих в песке и решила немного понаблюдать за ними. Когда от первой «жертвы» осталась одна голова, а вся компания опять «вышла на охоту» (смеюсь), подул ветер. Его порывы хоть и не были сильными, но песком все же швыряли. Я надела торчащей голове очки, преследуя сразу две цели – глаза целее, картинка интереснее! Эти же очки привлекли внимание игравших рядом мальчишек. Они остановились и обсуждали выступающий из песка объект в очках, сопровождая разговор жестами. Оставалось только быстро выбрать кадр и нажать на спуск.

Кино и картинки

Ольга говорит мне: «Я не из тех людей, что скажут “мне это не нравится, мне это противно”. Мне может быть что-то непонятно. Значит, я чего-то не знаю, не уловила какой-то момент». И это очень ценное свойство – пытаться разобраться, изучать и размышлять, а не отвергать всё поначалу чуждое. Любое произведение многогранно. Это призма, поворачивая которую мы изменяем изображение перед глазами. Если одна грань неясна, то другая всё растолкует.

Поэтому Ольгу и привлекла неклассическая фотошкола «Марусина Мастерская», где люди вдохновляются снимками друг друга, размышляют над кадрами и смыслами, где о фотографии не скажут «хорошая» или «плохая». Она проходила несколько курсов, а теперь преподаёт сама, потому что это безумно интересно. Студентам «Мастерской» Ольга рассказывает о взаимосвязи операторской работы и фотографии. Это неслучайно – она очень любит историю кино и с удовольствием смотрит как культовые фильмы, так и новинки. Часто возвращается к Тарковскому и вслушивается в диалоги Тарантино.

Она может не только рассказывать о кино, но и каждый день снимать его на обычный телефон. Правда, посторонние люди редко попадают в кадр – остаётся страх, как незнакомец отнесётся к съёмке. Но чаще всего люди улыбаются. Такие фотографии Ольга называет #картинкиизжизнинателефон:

Дополнительная линза

На вопрос о самом близком сердцу снимке Ольга отвечает: «Та фотография, которая должна быть любимой, ещё не снята». Я задумываюсь – почему?

Фотографии, которые делает Ольга, превращаются в вечные сосуды и заключают внутри себя моменты жизни. Реальность человека, наполненная им самим. Каждый предмет на снимке обретает черты самой Ольги (конечно, я говорю не только о дочерях, поразительно похожих на маму), налёт её чувств и переживаний невидимым слоем покрывает весь кадр. В этой особенности и заключается ответ на поставленный вопрос. Очень долго люди не умеют понять своё внутреннее до конца, не могут найти решения собственных загадок. Они изучают себя через жизнь и жизнь через себя. Фотография – это способ познания. Значит, в сделанных фотографиях Ольга тоже ищет ответы? Когда-нибудь на проявленном снимке появится объяснение. Может, он и станет любимым?

«Я наблюдатель, но моя картинка создаётся из меня», – говорит Ольга. Её душа – ещё одна линза в объективе камеры.

Автор Инна Былдина