Алексей Грин. 11 из 27 лет фотографии. Фотостудия-лаборатория в центре города и бесконечный поиск отражения действительности.

Мы сидим в одном из двух залов студии Лёши на улице Пятницкого. Это квартира с чёрным полом и белыми стенами. В одной комнате – несколько цветных и монохромных бумажных фонов, разные табуреты и стулья, полосатый матрац, зеркало и, конечно, разного рода осветительное оборудование. В другой, где находимся мы, расположилась интерьерная локация в виде спальни с тканевым фоном, кроватью и невероятной красоты фрагментом старой капители, которую Лёша случайно спас – её собирались выбросить. За стеной проходит съёмка, и в комнату периодически заглядывает девушка с просьбой поменять фон или настроить свет. Возвращаясь в кресло, Алексей извиняется и пытается вспомнить, о чём мы говорили.

Начало

В руки каждого фотографа техника, с которой он будет неразлучен всю жизнь, попадает случайно. Так и у нашего героя – всё обыденно началось с семейной «мыльницы». Съёмка выступлений сестры и всего интересного вокруг в 16 постепенно переросли в занятие плёночной фотографией и увлечение эстетикой обнажённой натуры в 22.

«Все начинают с копирования. Я посетил мастер-класс Марата Сафина, в то же время пытался повторять его стиль. Он создал популярный рецепт – некую «сафинщину» – и многие этим вдохновились. Простые слагаемые: обнажённая девушка в постсоветской обстановке. Через 2 года я ушёл от этого, некоторые – нет. Сейчас он мне вообще не нравится», – рассказывает Алексей.

Те пару лет «сафинщины» герой работал лишь на энтузиазме – находил моделей и колоритные места, до которых проблематично добираться, пытался подобрать удобное для всех время и ничего не зарабатывал. Но помимо организационных трудностей, он иногда сталкивался ещё и с «цензурой»: девушки просили удалить фотографии, потому что «парень запретил» или «собралась выходить замуж». Первые случаи стали причиной приносить и подписывать модельные релизы[1]. После этого, правда, тоже не обошлось без казусов. Лёша посмеивается и вспоминает, как молодой человек одной из девушек долго угрожал расправой и требовал удалить опубликованный материал.

Нынешние снимки девушек в «интернет-альбоме», которые я вижу, совсем не похожи на то «раньше», о котором мы говорим. Каждая героиня здесь – произведение искусства с собственной историей. Снять голое тело не пошло – умение. Но Алексей с помощью нехитрых технических приёмов и особенного умения передать чувственность создаёт поистине завораживающие серии фотографий. Героини показывают миру свои первозданные натуры и передают самые сокровенные чувства. Обнажившись, они наполнены более всего.

Стрит

В инстаграме Алексея также можно найти много информации о культовых и признанных мастерах фотографии. Его интересные рассказы говорят сами за себя – это близко, это вдохновляет. А вместе с ню-съёмками здесь также публикуются стрит-фотографии, на которые, если честно, хочется смотреть очень долго. Многие из них минималистичны, но оторваться сложно. Когда и почему он начал это снимать?

«В тот период я также заинтересовался историей фотографии, мастерами прошлого времени. Показалось ли, или так оно и есть, но я заметил, что большинство снимков связано именно со стрит-фотографией. Решил, что это больше перекликается с искусством, поэтому завёл дополнительную группу ВКонтакте. В одной публиковал серии с людьми, а в другой вот это «мистическо-эстетическое» – во время обычных съёмок появлялись какие-то случайные кадры, это и стало основой. Правда, в группе никому особо это не «заходило» – девушки нравились больше. Но после того случая с удалением снимков я всё-таки решил, что стоит заниматься другим.

Начал выходить на улицы и вместе с тем больше вникать в историю искусства. Но и здесь есть свои проблемы. Самое безобидное, на что можно наткнуться – «Ты чё снимаешь?», но доходило и до более опасных ситуаций, – Лёша снова посмеивается и объясняет: – Однажды зимой опустился туман, и я пошёл снимать лес. Забрёл в какое-то место за торговым центром, наткнулся на одинокую машину. В ней сидела женщина, а мужчина-водитель уже вышел с явно негативным настроем – надевал на руки перчатки и говорил мне что-то неприятное. Наверное, это была его любовница, и он не хотел лишней огласки. Драться я не собирался, поэтому гордо залил его перцовым баллончиком и удалился так быстро, чтобы догнать меня на машине было нельзя».

 Фотограф рассказывает мне о новом приобретении – компактной камере Leica, которую он недавно купил. Использовать маленькие фотоаппараты удобно, потому что они незаметны. Постановочные кадры недопустимы в таком виде съёмки, а реальная ситуация иногда «ломается» при виде человека с камерой. Леша любит делать кадры исподтишка, даже не заглядывая в видоискатель.

Режиссёры не вставляют фрагменты повседневности в свои фильмы подобно людям, пропускающим их каждый день. Именно эти кадры, непрерывно сменяющие друг друга, и старается запечатлеть Лёша. «Жизнь проходит, а ты не успел её даже распробовать. Хочется уловить эти призрачные мгновения, и я выхожу их искать»

Студия, деньги и искусство

  «Частный клиент заинтересован в себе в конкретно этом срезе времени. По сути, ему даже не интересна фотография – лишь «документирование» себя. А модели более близки к фотографам, у них есть вкус и насмотренность. Мне интереснее работать именно с ними. Сейчас я вообще начинаю развиваться в новом формате, отходя от фотосессий»

Основной доход Алексея – студия. Он открыл её потому, что хотел зарабатывать чем-то около фото, но делать то, что нравится. Также наличие помещения даёт возможность заниматься плёнкой в собственной лаборатории. Сейчас она, по словам героя, больше напоминает кладовку. Всё оборудование при необходимости размещается в ванной. Но устраивать её правильно пока немного лишнее. Пространство здесь – максимально простое и удобное, для тех, кто только обучается и хочет попробовать работать со светом и фонами. Немного оборудования, достаточного для обычных съёмок. «Но студию я такой и задумывал – классической, с простыми фонами. Знаешь, как раньше».

Она соседствует с мастерской «Дай пять». Параллельно с развитием интереса к искусству, Лёша начал в нём «вариться». Он хорошо общается с художником Яном Посадским. Находясь в этом пространстве, герой начал видеть, как люди могут получать за одну работу несколько тысяч долларов.

«Фотография – это такое же искусство, которое можно продать. Я хочу работать как фотограф-художник, зарабатывая продажей не фотосессий, но фотографий. Ещё хотя бы потому, что первые из-за моей интровертной натуры выходят слабее, чем работы, созданные по наитию. Как ни крути, деньги – это часть жизни, и нужно найти комфортную связь капитализма и души. Вместе с Яном мы сняли ещё одну квартиру здесь. Он планирует открыть в ней мастерские, а я получу пространство для жизни рядом с работой. В будущем я хотел бы закрыть фотостудию. Она слишком сильно привязывает к месту. Раньше я мог путешествовать автостопом, а сейчас практически всё время провожу здесь».

Проект

Уже на кухне, за чашкой чая, Лёша с трепетом рассказывает мне о снимках, которые собирает для будущего проекта:

«Это автобиографичный проект, дневник. В нём я пытаюсь разобраться в себе и в повседневной жизни. Я взялся за его создание, потому что связь с самим собой нарушена.

Отличие искусства от фотографии заключается в том, что ты напрямую проецируешь свои фантазии на холст. Фотограф же ограничен физическим миром. Даже после использования двойной экспозиции, кадрирования, длинной выдержки – это всё равно остаётся физическим, пусть и изменённым, миром. До этого у меня был проект, стремящийся показать обычные, порой незаметные вещи абстрактно без всех этих приёмов. Я ходил и снимал разные штуки на улице. Потом он показался мне неактуальным. Чтобы материал не пропадал, было решено включить его в этот «дневниковый» сборник.

В проекте будут разные главы – фрагменты из моей жизни и воспоминания. Я надеюсь, что название «Вещи обо мне. Вещи о нас» оправдается, и снимки найдут отклик у зрителя.

Это – дух повседневности. Незначительные вещи, сделанные существенными путём повторения, нагнетания. Я хочу показать, из каких мелочей складывается каждодневность. Возможно, это будет выставка. Наклею прямо на стены здесь».

[1]Договор между моделью, фотографом и свидетелем, дающий право фотографу на публикацию, продажу, распространение и прочие не порочащие модель действия с фотографиями, на которых она изображена

Автор Инна Былдина