Фельетон

Ещё не успел войти в раж скандал в Москве с Кирей Бессеребренниковым (тут вам и украденные ложечки из столового сервиза, и смудоханные бюджетные вливания, и оприходованная зубная щётка из театрального реквизита).

Амалия Аристарховна Мокрая была на творческом подъёме.  Впереди предстоял бал. Он был посвящён для сбора средств талантливым детишкам. Подарки рождественские, аукционные безделушки от губернского купечества и всё ради счастливого детства. У Мокрой закружилась голова от предчувствия больших денег. Тут и продюсер Дан Клёпанный подмахнул ей очень привлекательного и женского обожателя, певца с птичьей фамилией…

   Братец Алекс Шоссейный надавил на культурную жилку Амалии, пообещал счастливый отпуск в Испании у тёплого моря:

— Амалия, ты очень устала за год, ты заслужила этого, —  продолжал навешивать лапшу Алекс.

— Всё будет под контролем, и дети не обижены, и овцы целы, и нам денежное всеспоможение!

   Далее Шоссейный подписал с продюсершей договор на выступление певца с птичьей фамилией, устно оговорил сумму отката. Бал состоялся, певец был на высоте. А потом он тихонько хлопнул дверью зала и был таков. Детям от него подарили конфетные фантики и успехов в творческих начинаниях. Амалия Аристарховна и не сразу сообразила, что весь этот птичий контракт завершился, аншлага больше не будет.

   А дальше наступила гнеущая тишина. Никто Алексу Шоссейному не звонил, ничего не предлагал, словно, и не было никаких договоров между ним и питерской продюсершой. Та, однако, заявила, что условия договора о выступлении певца с птичьей фамилией она выполнила и ничего, и никому она не должна. Но в дело вмешалось уважаемое силовое ведомство. Оно давно прослушивало Алекса Шоссейного и отслеживало все его тёмные делишки. Далее – дело оперативной разработки и вот уже сама Мокрая звонит продюсерше и требует оговоренного раннее отката, и из Питера не заставили себя долго ждать. В мае месяце ловушка для Мокрой и всей её команды захлопнулась.

   От Амалии Аристарховны отвернулись все: и родной братец и, некогда, бывшая первая губернаторская леди, и несколько из прибежищ её махинаций. Впрочем, их набралось по губернии предостаточно, но именно на этой схеме наша любительница лабутенов погорела окончательно. Только Дан Клёпанный ушёл в мир иной, но эта история могла бы быть написана совсем о другом…

Сергей Куницын

Вот такие инструкции и графики напечатаны в нынешнем Департаменте культуры Воронежской области. Подписаны они были ещё Сухачевой во времена её правления. Внешне Эмилия Александровна грозно боролась с коррупцией! И, если раньше я мог спокойно встретиться Иваном Дмитриевичем Образцовым по деловым, культурным вопросам, то со времён правления Сухачевой  он (Департамент) превратился в закрытый, ведомственный, режимный объект. Наличие решёток на всех окнах, множество видео-камер, пенсионеров охранников —  залог скрытых, от посторонних  взоров, коррупционных делишек, которые проделывала наша «героиня»! И суду, в скором времени, предстоит в этом разобраться.

Материал подготовил Сергей Ольденбургский