Прощаясь с ушедшим на днях из жизни писателем ЛЕОНИДОМ ЗОРИНЫМ телеканал «Культура» показал передачу, ему посвящённую, из цикла «Театральная летопись», снятую несколько лет назад к одному из его юбилеев. Два или три вечера её демонстрировали (частями), чтобы, похоронив драматурга, забыть до очередной памятной даты… В «Летописи» этой, где юбиляр говорил о выдающихся людях театра, ему знакомых, были, как теперь принято, и реплики, «обличающие» прошлое страны, её искусство, чиновников от культуры, «цензуру» и рассказывающие о «тяжёлой» судьбе художника, жившего в советском государстве, которое (как могло показаться) только и думало о том, чтобы каждую творческую личность задавить и уничтожить, и, конечно же, больше ни о чём… Леонид Зорин в этом потоке либеральной информации и пропаганды (сегодня изощрённо подаваемой) исключением не стал, несмотря на всю свою вполне замечательную, состоявшуюся, на зависть многим, биографию…

Если бы Леонид Зорин написал только «Покровские ворота» или «Варшавскую мелодию», то и тогда он остался бы в истории отечественной культуры. Но перу писателя принадлежат более сорока пьес и несколько книг прозы. Произведения его успешно идут не только на сценах России, но и за рубежом. В Воронеже пьесы Зорина также пользуются неизменным интересом и любовью зрителей. А кинофильм «Покровские ворота» с огромнейшим успехом показывается на телевидении вот уже почти 40 лет(!).

Первая книга стихов Леонида Зорина вышла в 1934 году, когда автору было всего 10 лет. Поэзия дебютанта понравилась Максиму Горькому, и он даже настоял на встрече с молодым поэтом из города Баку. О своих впечатлениях от общения с талантливым и не по годам серьёзным мальчиком, который в 4 года заявил, что будет литератором, Горький написал трогательную и восторженную статью, предрекая юному дарованию большое будущее (статью о юном таланте можно найти в 27-м томе 30-томного собрания сочинений А.М. Горького).

В 1942 году Зорин был принят в Союз писателей, а в 1948-м, после окончания филологического факультета Азербайджанского университета и заочного отделения столичного Литературного института, переехал в Москву. Через год пьесу Леонида Зорина «Молодость» поставили в легендарном Малом театре(!). В 1952-м он вступил в КПСС.

Сегодня стало модным и обязательным рассказывать о всевозможных советских цензурных «препонах», которые существовали прежде. При этом, как правило, «обличители» почти никогда не вспоминают о кошмаре войны, навязанной Советскому Союзу европейскими «гуманистами-цивилизаторами», с газовыми камерами, бомбёжками, концлагерями и холокостом. И не до разговоров нашим «правдолюбам» о военных жертвах в 27 миллионов жизней (и миллионах инвалидов, появившихся «благодаря» войне), а также о чудовищных разрушениях, СССР постигших, и, уж тем более, невероятных усилиях народа по восстановлению страны в послевоенный период… Не любят говорить они и о том, как государство заботилось о людях искусства. О том, например, что вступление в Союз писателей гарантировало пожизненное денежное обеспечение, зачастую бесплатное приобретение квартир, дач, путёвок в санатории, дома отдыха и творчества. Зарплату при этом получали и три-четыре помощника писателя, которых он выбирал сам (секретарь, домработница, водитель). А на гонорар от одной выпущенной книги (тиражи исчислялись сотнями тысяч экземпляров) можно было купить автомобиль или частный дом… Не услышишь теперь благодарных слов за создание в стране (повсеместно) репертуарного театра и театральных училищ – уникальнейшего явления, родившегося в советскую эпоху, которому завидуют за рубежом все сколько-нибудь разбирающиеся в сценическом искусстве. Репертуарный театр, являющийся своеобразной «творческой лабораторией», культурным центром (в каждом городе, где он существовал), способствовал появлению не только многих прекрасных актёров и режиссёров, но и, конечно, же, драматургов.

Биографы Леонида Зорина и сам писатель в последние годы нередко вспоминали «цензурные преграды», которые приходилось ему преодолевать. Безусловно, какие-то трудности, как и всякий большой художник, Зорин испытывал, когда пьесы его касались острых тем, выходя на театральные подмостки. Таковыми стали «Гости» (1953) и «Добряки» (1958), отчасти «Римская комедия» (1964). Но, кажется, более важным было то, что последующие произведения Леонида Генриховича Зорина (настоящая фамилия Зальцман) оказались в центре внимания огромного числа поклонников театра, кинематографа и телевидения.

Одним из популярных произведений Зорина стала лирическая хроника «Друзья и годы», состоящая из 14 картин, вобравших в себя события и судьбы с 1934-го по 1961-й годы. Друзья юности выбирали в ней разные жизненные пути: одни оставались верны общечеловеческим нравственным ценностям, другие делали карьеру в условиях противоречивого и страшного предвоенного и военного времени. Счастливая и несчастная любовь, разлуки и встречи, верность и измены, трагический 37-й год, Великая Отечественная война разводили бывших друзей по разным сторонам жизни. Каждому из них предстояло выбирать между добром и злом. Пьеса получила неофициальное название «Друзья и враги».

Специально для московского театра «Современник» Зорин написал первую часть задуманной актёром и режиссёром Олегом Ефремовым историко-политической трилогии «Декабристы» (1966). В ней, как отмечали театроведы, психологически филигранно строя сцену допроса царём вольнодумцев, драматург никому и ничему не отдавал предпочтения – ни праву государства в лице монарха, ни праву граждан в лице декабристов, изображая и того, и других фигурами одинаково трагическими, показывая обречённость русской монархии и непредсказуемость русской революции.

Одной из самых лиричных пьес Зорина считается «Варшавская мелодия». Две замечательные роли созданы драматургом в этой мелодраме – польки Гелены и русского парня Виктора. Большая любовь, связавшая эту пару, рушится из-за обстоятельств времени, законов, обусловленных войной, запрещающих нашим людям вступать в брак с иностранцами. Реалии жизни оказывались сильнее самых сильных и светлых человеческих чувств. Пьеса была поставлена почти всеми театрами страны, в ней выступали лучшие актёры советской и мировой сцены. В Воронеже её поставил в 1967 году режиссёр Герман Меньшенин.

Вслед за «Варшавской мелодией» громко прозвучала ещё одна драма Зорина – «Царская охота». И здесь, в пьесе, где действие происходило в царствование Екатерины II, продолжалась та же зоринская тема выбора между долгом и любовью. Пронзительная и острая пьеса имела большой зрительский резонанс.

Многие драматические произведения Леонида Зорина в советское время, (несмотря на «противодействия» чиновников от культуры, столь раздуваемые теперь, и неоднозначные отзывы критиков) охотно ставились в различных театрах Советского Союза. Среди них (кроме вышеупомянутых) были: «Палуба», «Коронация»,  «Римская комедия», «Театральная фантазия, «Транзит», «Покровские ворота», «Медная бабушка», «Незнакомец», «Измена», «Карнавал», «Пропавший сюжет», «Цитата», а со временем и «Добряки». Характерным для языка их автора стало не только изящество диалогов, но и «особое сочетание грусти и юмора, всегда отмеченного лёгкой печалью – мудрым итогом трудного жизненного опыта».

Перу Зорина принадлежит и несколько киносценариев, по которым снято более 15 фильмов и телеспектаклей(!):

1958 — «Звени, наша юность» (документальный)

1960 — «Леон Гаррос ищет друга» — совместно с С. Михалковым

1960 — «Шурик и Шарик» (документальный)

1961 — «Мир входящему» — совместно с А. Аловым и В. Наумовым

1961 — «Человек ниоткуда»

1965 — «Друзья и годы»

1966 — «Скверный анекдот» — совместно с А. Аловым и В. Наумовым

1970 — «Секундомер»

1974 — «Гроссмейстер»

1976 — «Всегда со мною…»

1978 — «Мужчина и женщины» — телеспектакль

1979 — «Добряки»

1980 — «Незнакомец» — телеспектакль

1982 — «Транзит»

1982 — «Покровские ворота»

1982 — «Свидание»

1984 — «Проделки Скапена»

1987 — «Портрет» — телеспектакль

1988 — «Цитата» — телеспектакль

1989 — «Закон»

1990 — «Царская охота»

1999 — «Московское гнездо» (телеспектакль)

2008 — «Тяжёлый песок» — телесериал

Выступал он и как прозаик, особенно активно в последние годы, явно тяготея к драматургичности, «конфликтности» повествования и стремясь к рассмотрению индивидуальной судьбы через призму «судьбы народной», столкновения личности и государственной системы (роман-трилогия «Старая рукопись» (1980), «Странник» (1984), «Злоба дня» (1992), повесть «Главная тема» (1981), мемуарная книга «Авансцена» (Записки драматурга)» (1995)…).

Один из критиков, размышляя о творчестве писателя, говорил, что «во всех произведениях Зорин исследует характеры людей, жаждущих преодолеть «ритуальность» заданного существования, стиснутого социальными и бытовыми ограничениями. И пусть побег из этого круга бывает скорее воображаемым, чем реальным, смеясь и плача, автор продолжает настаивать на том, что горькая, тяжкая жизнь человека всё равно прекрасна…»

«Прекрасность жизни», помноженная на человеческую любовь и незаурядный самозабвенный писательский талант, составляет суть актуальности и популярности лучших произведений Леонида Зорина. Произведений, волнующих нас вот уже много лет…

С пронзительной пьесы Зорина «Послевкусие» в постановке В. Ширченко открывался театральный центр «Антреприза» воронежского Дома актёра. Роли, которые там сыграли народные артисты России Людмила Кравцова и Юрий Кочергов, до сих пор остаются в памяти воронежцев, неравнодушных к подлинному искусству.

Возвращаясь к «Театральной летописи» телеканала «Культура», с которой начинался этот разговор, надо отдать должное Зорину, в финале высказавшему (после всяческих стенаний) благодарность своей судьбе, позволившей ему развить и реализовать свой талант, а также людям, в этой судьбе так или иначе участвующим.

P.S. Что же касается телевидения (пытающегося сегодня любое событие подавать в своей антисоветской интерпретации, охотнее рассказывая о проблемах советского прошлого, чем о бедах сегодняшней России, находящейся под санкциями и провокациями в кольце врагов, – коррумпированной, криминализированной и с разделённым народом: на огромную часть бедных, с трудом выживающих людей, с одной стороны, и мизерную прослойку сверхбогатых, изощряющихся в своих фантазиях «сильных мира сего», с другой), то хочется привести послание, оценивающее его деятельность в последние годы, дошедшее до автора этой статьи:

 

Нам врут и врут с экранов господа –

«Московские» заевшиеся рожи, –

Что наше прошлое на ад было похоже

И не хватало нам свободы никогда.

 

Сидят в Москве, что кормит вся страна, –

В столице мира, что отцы отвоевали,

И, улыбаясь без стыда с экрана,

Нам врут про то, как жизнь была плоха.

 

Что ни Победы не было в Войне,

Ни Космоса, ни Строек, ни Науки,

Что жили в страхе все, в отчаянье и скуке

И ложно счастьем называли жизнь в «совке».

 

Нам дни и ночи о «цензуре» говорят,

Пугают КГБ и лагерями.

А фронтовик-сосед их кроет матюгами

И умоляет Небо всё вернуть назад,

 

Чтобы увидеть дорогих людей,

Живущих прежде в дружбе, с чистым сердцем,

А не сегодняшних экранных засидельцев

С их прейскурантом западных идей.

 

Вернуться в прошлое – в страну без кабаков,

Без проституток, наркоты и спекулянтов,

Без политических паскудных дуэлянтов

И голливудских горе-чудаков…

 

Но всё, как в сказке: правит бал дурак,

Звенят колокола, всё тонет в фарисействе,

Лоснящиеся рыла в теледействе,

Где продаётся Жизнь и Совесть за пятак.

 

Владимир  Межевитин