Об этом актёре центральные каналы телевидения рассказывают постоянно из года в год. Большей частью эти рассказы освещают личную жизнь артиста, смакуя его романы и экстравагантные поступки. Творчества Абдулова программы, ему посвящённые, как теперь принято, касаются вскользь, чтобы не напрягать зрителя лишними размышлениями. Мода, пришедшая из жёлтой прессы на ТВ, изобилует откровениями из биографий современных «звёзд», забивая головы своей аудитории всевозможной галиматьёй, отвлекая от проблем насущных, требующих разрешения, серьёзных разговоров и выводов… Между тем судьба Абдулова, во многом характерная для советского и постсоветского времени, любопытна и показательна. Как судьба человека, приехавшего из провинции, добившегося успеха в профессии и испытавшего перипетии сложнейшего периода истории страны, её распада и смены эпох…

Звания народного артиста России Александр Абдулов был удостоен в 38 лет, сыграв не один десяток запоми­нающихся ролей в кино и театре «Ленком», став любимцем миллионов зрителей. На его счету около 150 фильмов и более чем 30-летний стаж работы на сцене, а среди наград – «Зо­лотая маска», «Хрустальная Турандот» и премия Станиславского. Карьере своей он в известной степени был обязан режиссёру Марку Захарову (с кото­рым работал с 1975 года), педагогу Раевскому, принявшему его в ГИТИС, конечно же, (прежде всего) родителям, вся жизнь которых была связана с театром, и советскому времени, в котором театральное и кинематографическое искусства достигали вершин невероятных и запоминались произведениями, наполненными высокими смыслами и целями, притягивая в свою сферу по-настоящему талантливых людей из разных уголков многонациональной страны.

Из биографических источников известно, что отец Александра прошёл всю вой­ну, сидел в немецком концлагере, от­куда чудом сумел сбежать, а вернув­шись с фронта, окончил ВГИК. По рас­пределению Абдулов-старший оказал­ся в Фергане, где стал режиссёром местного драматического театра. Мама будущей знаменитости работа­ла в том же театре гримёром. Уже в 5-летнем возрасте Саша Абдулов стал выходить на сцену в спектаклях отца – там, где была необходимость его появления в детских «ролях».

Однако в театральный институт поступил Александр Абдулов только со второй попытки на курс известно­го актёра и режиссёра Художествен­ного театра И.М. Раевского. Надо ска­зать, что он стал любимым учеником этого талантливого педагога, предрекающего своему воспитаннику яркую судьбу. В 1974-м, обаятельного, многообещающего, пластичного студента (Александр всерьёз занимался фехтованием и даже входил в сборную Узбекистана) Захаров пригласил в свой спектакль «В списках не значился…». С пронзительной роли лей­тенанта Плужникова в этой постанов­ке началась театральная биография молодого актёра.

С середины 70-х на Абдулова всё чаще стали обращать внимание кине­матографисты. Один за другим на эк­раны страны выходят фильмы: «Вера и Фёдор», «72 градуса ниже нуля», «Золотая речка», «Побег из тюрьмы», «Двое в новом доме». Но настоящая всесоюзная слава пришла к Александ­ру Абдулову после роли Медведя в телевизионном фильме Марка Заха­рова «Обыкновенное чудо».

Громкий успех выпал и на долю двух музыкальных спектаклей «Ленкома» – «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» и «Юнона и Авось», – в которых Александр исполнил ведущие роли – Хоакина Мурьеты и Еретика. После каждого из этих спектаклей толпы восторженных зрителей (часто молодых и психически неуравновешенных) осаждали служебный вход театра в надежде увидеть своих куми­ров, в числе которых в первую оче­редь был и Абдулов. К числу его не­сомненных театральных удач нужно от­нести и такие, как Менахэм-Мендел («Поминальная молитва» по Шолом-Алейхему), граф Альмавива («Женить­ба Фигаро» П. Бомарше), Алексей Ива­нович («Варвар и еретик» по роману Ф.М. Достоевского «Игрок»)…

В конце 80-х (на волне коммерциализации страны) Абдулова охватила деловая активность. В родном театре он организовал благотворительные вечера под названием «Задворки»; отдавая дань «моде», затеял возрождение цер­кви в Путинках; создал театрально-концертное объединение «Ленком». На вопросы, зачем он это делает, Абдулов не раз отвечал:

«Наша задача – заставить людей снова поверить в благое дело. На Руси всегда были богатые купцы, для ко­торых вложить деньги в культуру – не просто престижно. Это вопрос дол­га. Чести, если хотите. Так вот, я за возрождение такой чести…». Вряд ли понимал тогда актёр, повторяя расхожие фразы пропагандистов, обслуживающих новоявленных обуржуазившихся «хозяев жизни», распиливающих страну и присваивающих себе природные и материальные богатства (ранее принадлежавшие народу), всю правду о купцах-«меценатах» и об их «щедрых дарах», которые в среде народной часто называли подачками с барского стола, ибо состояние подавляющего большинства купцов-«благодетелей» было замешано на поте и крови нещадно угнетаемых ими (или их предками) людей, влачащих нищенское, бесправное, по сути – рабское существование.

В последующие годы жизнь актёра оставалась чрезвычайно насыщенной как в творческом, так и в личном плане. Он сыграл несколько интересных ролей в кино: «Храни меня, мой талисман», «Поцелуй», «Чародеи», «Формула любви», «Тот са­мый Мюнхгаузен», «Гений», «Золото», «Тюремный романс»… Утверждая себя в предпринимательской и режиссёрской деятельности, Абдулов создал антреп­ризу, где поставил спектакль «Бременские музыканты», а позже снял эпатажный (трюковой и во многом спорный) художественный фильм с одноимённым названием, стоивший ему здоровья и многих преодолений, свалившихся на него в связи со съёмками забот и тягот…

Он являлся одним из организаторов Московско­го международного кинофестиваля. Снялся в главной роли фильма Викто­ра Сергеева «Шизофрения» по соб­ственному сценарию. С огромным ус­пехом на телевидении прошли сериа­лы с его участием «Фаталисты», «Next» и «Next-2», «Жёлтый карлик», «Ледниковый период», «Капкан», «Лузер»…

В одном из своих интервью Абдулов заявил: «Со мной тяжело. Я не могу ко всему под­ходить… правильно. Например, не могу дружить с нужными людьми толь­ко потому, что они нужные. Я вообще не меняю друзей. Со своими друзья­ми я дружен вот уже более 20 – 25 лет. Новых приобретений очень мало…». Судя по постоянно повторяющимся на телевидении передачам об актёре, друзей у Александра Гавриловича Абдулова было немало, в том числе и довольно влиятельных. А ещё больше у него было поклон­ников, которые помнят его и с удовольствием возвращаются к его киноработам и спектаклям, снятым на плёнку. Среди поклонников много и наших земляков, видевших его на сцене и  экране.

Известие о тяжёлой болезни актёра шокировало всех, кто так или иначе был неравнодушен к его творчеству. До последних дней жизни артиста теплилась надежда на то, что Александр Абдулов как-то выберется, победит недуг. Но чуда не произошло, и он ушёл от нас. Остался талант, запечатлённый в его работах, в нашей памяти, в зрительских сердцах.

P.S. Александр Гаврилович Абдулов приезжал в наш город не раз, запомнившись в пьесах современных драматургов. Партнёрами его были хорошо известные всем Александр Збруев, Елена Проклова, Сергей Никоненко… Воронежцы всякий раз принимали спектакли с участием Александра Абдулова радостно и благодарно, отдавая дань его таланту, энергии и подвижничеству.

И ещё… Говоря о смене ориентиров и ценностей в коммерциализировавшемся российском искусстве, надо отметить, что, продолжая сниматься в 90-е и 2000-е годы, Абдулов «вынужден» был принимать участие в фильмах и сериалах криминального толка (использующих обаяние актёра), со всеми их кровавыми, нелепыми и циничными атрибутами. Что же касается театра, то спектакли «Ленкома» (и всякого рода антреприз) нередко сбивались на трюкачества, на педалирование внешних эффектов в ущерб содержанию и высоким смыслам. Коммерческий успех и игра в поддавки с невзыскательными вкусами публики стали определяющими для многих деятелей искусства на этапе деградации общества и всей культуры. Впрочем, вопросы об ответственности и принципиальности того или иного художника могут показаться риторическими, ибо Александра Гавриловича больше нет, а те, кто продолжает активную деятельность за весьма солидные (а то и баснословные) гонорары от устроившихся в жизни «хозяев» (готовых платить им за удовольствия и развлечения), вряд ли откажутся от своего положения и денег, поставленных во главу угла существования страны.

Владимир  Межевитин